Какова наша мотивация ?

                      КАКОВА НАША МОТИВАЦИЯ?

                    Давайте вместе откроем Евангелие от Матфея, 26-ю главу, и будем читать с 6-го стиха: «Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного, приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову. Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим. Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня: ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению; истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала» (Св. Евангелие от Матфея 26:6-13).

Знаете, когда я рассуждал над этим местом Писания, я почувствовал, что каждый стих здесь способен вдохновить на определенную мысль и даже повлиять на направление жизни. Но я хотел бы говорить о следующем. Давайте мы рассмотрим некоторые исторические вещи: Иисус был в Вифании в доме Симона прокаженного. Почему Симон прокаженный? В данной ситуации это было как прозвище. Возможно, он, этот Симон, когда-то и был прокаженным. Но Иисус его исцелил. Поэтому он впоследствии и пригласил Его к себе на пир. Иисус там был не один, а вместе со Своими учениками. И приходит туда одна женщина. Я себе думал: как эта женщина, которая, по чтению других евангелистов, вела распутный образ жизни, могла быть вхожей в этот двор или в этот дом? Историки также склоняются к мысли, что она, вероятно, была родственницей Симона, и потому имела право и возможность прийти на этот пир. Они знались между собой. Женщина пришла с алавастровым сосудом. У нас есть сегодня возможность разобраться, что же он собой представлял: это был такой кувшин, сделанный из камня, имевшего происхождение мрамора, или же это был камень, выдолбленный из известковых пещер, — такой камень имел свои уникальные свойства. Из него изготавливали такие специальные кувшины для хранения драгоценных ароматов. В этот кувшин как раз помещалось столько ароматов, что его стоимость равнялась тремстам динариям — это была годовая заработная плата наемного рабочего. То есть, кувшин этот стоил столько денег, что нужно было работать по найму целый год, чтобы его купить. Сверху он был запломбирован глиной или какой-то пробкой, так что его не так просто было откупорить. В те времена производители, заливая эти ароматы в кувшин, так его запечатывали по двум причинам: чтобы не выветривались ароматы, и чтобы торговцы не разбавляли его при продаже какими-то дешевыми маслами. И потому он хранился закупоренным. Поэтому, когда эта женщина пришла в дом Симона, она вынуждена была разбить верхнюю часть этой алавастровой посудины, а потом взяла этот нард и начала возливать его Иисусу на голову. И все жилище наполнилось этим ароматом.

Мы, славяне, не совсем понимаем, что такое эти масла. Знаете, когда мы семьей путешествовали по странам арабского мира, то имели там возможность познакомиться с ними в совершенстве. Они могут быть как очень дешевые, так и очень ценные; например, если за дешевое масло в маленькой баночке емкостью 5 мл можно заплатить, ну, тысячу гривен, то за баночку ценного масла той же емкости уже придется выложить 5 тыс. долларов. Эти масла имеют свои уникальные свойства — люди теми маслами натираются, делают с ними ванны, киснут в этих ваннах; и, когда араб или арабка пройдет около тебя, то за ними тянется такой шлейф этого аромата, что кажется, будто ты сам им надушился. Даже есть такая история в Ветхом Завете о Руфи: когда уже ее муж умер, она осталась с Ноеминью, и как-то пошла собирать колосья на поле Вооза, то Ноеминь ей сказала: «Ты вымойся и натрись ароматами, а тогда пойди к Воозу». Каждый аромат еще был способен вызывать уникальные возбуждения, создавать свою ароматную ауру, и я думаю, что на разные праздники люди душились разными маслами, как и для каждого мероприятия был свой аромат, потому что все они вызывали разные эмоции, воспоминания и переживания. Подобно тому, как музыка вызывает у нас определенные воспоминания об определенных событиях, так же и запах! Например, когда я захожу в какой-то магазин и чувствую запах неких масел, то сразу вспоминаю Индию или арабский мир — то есть, запах нам тоже приносит какие-то воспоминания и ассоциации.

Итак, евангелист пишет, что эта женщина возливала нардовое миро на Иисуса — кто-то пишет: на ноги, кто-то пишет: на голову, — ну, в любом случае, это было возлито на Него, и она плакала, вытирая слезы своими волосами. Не знаю, как сегодня это сказать, но на то время волосы для женщины были символом ее достоинства. Почему я так говорю — «не знаю, как сегодня сказать»? Неудобно об этом говорить, но женщины в то время не стриглись, они носили волосы, как символ своего достоинства, и, когда женщина вытирала на ком-то слезы своими волосами, это означало, что она настолько смирялась, это было такое проявление ее глубокого почитания, поклонения и отдачи, словно она возлагала на жертвенник все свое достоинство. Она полностью растворялась, всем своим естеством демонстрируя уважение к тому, для кого она это делала. И эта женщина поступала именно так! Но потом произошла реакция учеников, и я себе подумал: и кого только Иисус за Собой водил? Я вообще иногда думаю: и чего некоторые пасторы еще хотят от своих служителей, ведь те всё равно ведут себя намного порядочнее, нежели вели себя с Иисусом Христом эти ученики!

Только представьте, что вы, как служитель или как лидер, делаете кому-то некое доброе дело, и ваши последователи, или ваши помощники в служении, ваши диаконы, или ваши близкие друзья видят, что вы это делаете, и давай вас осуждать за то, что вы это делаете. Или еще жестче — когда вам кто-то что-то дарит на День рождения, или на какой-то праздник, или по какому-то случаю, а ваши друзья говорят: «Надо же! Нашли, куда деньги вложить! Разве нельзя было их бедным отдать? А здесь такой подарок преподнесли!» Как бы вы восприняли своих помощников? По эмоциям сказали бы: «Всё! Мне таких друзей не надо!» Был бы настоящий скандал, и вы бы разошлись после этой вечеринки, а то и вообще до её окончания… Написано, что ученики возмутились донельзя! Сказать по правде, есть такие церкви, в которых, стоит кому-то что-то подарить пастору, там потом собирается церковный совет и начинают решать: имели ли право дарить такое пастору, или нет. Мне рассказывал один служитель, что он не покупает своим детям мороженого по одной причине: потому что люди будут думать, что они жертвуют деньги в церковь, а пастор берет и покупает на эти деньги мороженое своим детям. Эта маленькая ситуация рисует яркую картину того, как это все сегодня выглядит во многих общинах! Но в случае с Иисусом Христом было еще круче! Я вообще не знаю, что Иисус делал с этими людьми! Дальше написано, что Иуда вообще пошел, продал Его за 30 сребреников и искал удобного момента, чтобы Его сдать! И еще ходил, как ни в чем не бывало, с Иисусом, и даже более того — Иисус обо всем этом знал. Но преимущество было в том, что Иисус контролировал всю ситуацию. Он был в курсе всего. Но с нами, людьми, есть проблема — кто-то может тебя сдать, предать, а ты можешь не контролировать эту ситуацию, потому что ты не Иисус. Ты просто человек, и можешь сдаться.

Но идем дальше. Мы так обрисовали всю эту историю, чтобы вы могли видеть, какой была на то время у Иисуса обстановка с Его учениками и той женщиной. Женщина взяла свои крупные сбережения, возможно, это было ее приданое. В каждом народе существует свое приданое, которое родители собирают для дочери, когда она в будущем будет выходить замуж. Вот во многих народах родители собирают золото, даже в таких бедных странах, как Индия или какие-то другие. Даже девушка из небогатой семьи выходит замуж вся в золоте! Потому что это символ богатства! Она может в любое время это золото продать и иметь себе на проживание. Однако в украинском народе, не знаю, почему так повелось, в качестве приданого раньше давали вышитые подушки, тканые рядна и, возможно, еще что-то подобное. И вот как повыставляют те подушки в хате! В чем прикол украинского приданого, не понятно… Неужели те подушки можно было как-то продать, чтобы выжить в трудное время? Вот у многих народов суть приданого заключается в передаче имущества, передаче определенного богатства. Возможно, и эта женщина с алавастровым сосудом держала его, как свое приданое, хотя, конечно, мы этого знать не можем. Как бы то ни было, ученики взбунтовались, и сложилась такая ситуация, как мы ее изобразили. Другой евангелист дальше говорит, что Симон очень хорошо знал эту женщину и он подумал про себя: «Знай Ты, Иисус, что это за женщина, Ты бы так не говорил!» Иисус же раскусил его мысли и упрекнул его: «Симон, когда Я пришел в твой дом, ты Мне даже ног не омыл (то есть, ты не встретил Меня гостеприимно, ты не проявил ко Мне абсолютно никакого внимания), а эта женщина, видишь, — плачет, и волосами своими ноги Мои отирает!» И дальше Иисус продолжил: «Я знаю, что это за женщина, и плачет она потому, что много грешила, и ей много будет прощено!» Возможно, эта женщина пришла к Иисусу с каким-то мотивом или из благодарности, никто не может знать. Вполне возможно, что Иисус в прошлом также исцелил ее от чего-то! Некоторые историки склоняются к тому, что это была та самая Мария Магдалина, из которой Иисус в свое время изгнал 7 демонов, и она пришла с чувством благодарности, чтобы воздать Ему почести за то, что Он сделал для нее.

И важнейшим здесь как раз и является разобраться в ее мотиве. Что мотивировало ту женщину прийти и сделать то, что она сделала? Иисус говорит: «Ученики и все присутствующие, слушайте! Эта женщина сделала очень доброе дело для Меня, самое лучшее из всего, что она могла сделать!» ТАК ЧТО ЖЕ БЫЛО ЕЕ МОТИВИРУЮЩИМ ФАКТОРОМ? Продолжая Свою мысль, Иисус объясняет ученикам значение того, что она сделала. Он говорит: «Она помазала Меня на погребение». А я сразу поставил себе вопрос: знала ли эта женщина, что она делает, когда шла с этим алавастровым сосудом к Иисусу? Неужели она сознательно шла помазать Его на погребение? Конечно, нет. Она не знала, что она делает. Она шла с одним мотивом, однако в ее мотиве еще было пророческое значение! И Иисус хорошо понимал, что здесь еще затаено пророческое содержание. Так и некоторые поступки людей, а то и наши собственные, могут иметь в нашем понимании одно значение, но, когда Дух Святой ведет нас и вкладывает в нас какие-то определенные мотивы, то наши поступки еще могут нести и пророческие значения в судьбы других людей! Это выглядит не так, что вот захотел, пришел и что-то сделал. Мы можем просто подумать про себя: «Пойду-ка я навещу этого человека, давно уже у него не был, посижу, пообщаюсь, занесу каких-то конфет, помолюсь…» Вы пришли его навестить, а, оказывается, этот человек уже на протяжении месяца молился и говорил: «Господи, если сегодня кто-нибудь придет ко мне, то это будет знаком, что Ты хочешь сделать для меня то-то и то-то!» Так и бывает: ты думаешь, что просто пришел навестить человека, а для него это знак. Он даже и не знал, что именно ты придешь! Просто сказал: «Если кто-то придет, то это будет для меня знаком, что я должен принять такое-то решение или действовать следующим образом!» Вы понимаете, о чем я говорю? И с этой женщиной из библейской истории было именно так.

Поэтому мы говорим сегодня о мотивации, а именно: ЧТО МОТИВИРОВАЛО ЭТУ ЖЕНЩИНУ — ВЗЯТЬ ТАКИЕ БОЛЬШИЕ СБЕРЕЖЕНИЯ, ТАКУЮ ДОРОГУЮ ВЕЩЬ И ПРИЙТИ К ИИСУСУ, разбить этот сосуд и вылить эти ароматы на Его тело? И что вообще можно сказать о мотивации, как таковой? Мотивация побуждает людей к героическим поступкам, делает их смелыми, мотивация — это огромный мощный генератор, который вообще дает человеку толчок жить и творить. Нет мотивации — нет жизни — и нет творения. Все! Ничем немотивированный человек — это человек, который уже практически умирает. Отсутствие мотивации в нашей жизни делает нас абсолютно пассивными, а ее наличие превращает нас в активных людей. Один из словарей определяет мотивацию, как побуждение к определенным действиям, как причину того, почему мы так делаем и почему так ведем себя. Следует также различать две ее стороны — внешнюю и внутреннюю мотивацию. В чем же разница между ними? Вот, например: я иду на работу и тружусь, чтобы заработать деньги, я работаю, потому что хочу иметь собственный дом, хочу красиво одеваться, а в спортзал я хожу, чтобы, когда одену футболку, были видны мои бицы, чтобы выглядеть в форме и кому-то понравиться — все это является внешней мотивацией. А внутренняя мотивация звучит следующим образом: я иду на работу и тружусь, потому что мне это нравится, и все, что я делаю, я делаю потому, что мне это интересно и я нахожу в этом удовольствие. Внутренняя мотивация идет из глубины наших чувств: я делаю это, потому что получаю от этого кайф, наслаждение.

Мотивация является неотъемлемой частью нашей жизни и присутствует в каждой сфере, например, в дружбе, в семье, в служении. Есть также мотивация нашей веры. Вот почему люди, только обратившиеся ко Христу и начавшие веровать в Бога, горят первой любовью? Они всех прощают, всех любят, они готовы пожертвовать всем, что имеют, с радостью навещают других, служат, свидетельствуют… А с течением времени эта «первая любовь» как-то угасает, люди становятся такими, знаете, более холодными, черствыми, если и делают добрые дела, то будто по инерции, а этого бывшего рвения уже нет. Пропала эта мотивация первой любви: я делаю, не ожидая, что мне кто-то скажет «спасибо», я не ожидаю, что мне отплатят деньгами, я не ожидаю, что меня где-то отметят в церкви — я делаю, потому что я люблю Иисуса. Возьмем семейные взаимоотношения, первые годы семейной супружеской жизни. Муж и жена любят друг друга, цветы дарят, делают сюрпризы… Проходят годы и как-то все это охладевает и сходит на нет… Взять взаимоотношения в дружбе: вот вы с кем-то подружились, общаетесь, делаете сюрпризы друг для друга, в гости приглашаете, избегаете фамильярностей… Проходят годы, дружба остается, а вы уже можете себе позволить вообще какой-то ляпсус сделать, проявить неуважение: «А-а, это ты, Ваня, заходи!» Вот когда к вам кто-то впервые приходит, вы готовы встречать гостя у самого порога, но, если пришел всего лишь ваш друг Ваня, то он может уже и сам зайти, и никто не торопится ему навстречу. Уже нет этой первой мотивации для того, чтобы эту дружбу поддерживать! И такую картину можно наблюдать, что бы мы ни начинали делать. Допустим, приходит уборщица на работу в первый раз — первые несколько месяцев она только и делает, что моет вокруг окна, всё убирает, неутомимо трудится. А прошел месяц, второй, смотришь — уже окна вымазаны, по углам грязно, она так метелкой — мах! мах! мах! — и все! Или вот купили вы машину — вы ее протираете, ходите, пыль с неё сдуваете… А поездили на ней 2 года — уже панели грязные, бардачок открыли — там невесть что делается. И так в каждой сфере и ситуации! Куда пропадает мотивация? Почему она нас больше не двигает?

Но есть вещи ещё куда более удивительные. Современная цивилизация вообще убивает любую мотивацию. Ярким примером может служить кофе: ночевали мы как-то в бедуинском лагере в Израиле, и местные арабы рассказывали нам, что у них есть такая деревянная ступка, в которую они насыпают кофе и вот таким специальным пестиком начинают ее толочь, и раздающийся при этом стук имеет особенное значение. Все, кто тогда пытался воссоздать тот стук, не смогли этого сделать так, как тот бедуин. Он выстукивал, и люди, живущие в соседних шатрах где-то за 300-500 м, услышав этот стук, понимали, что это значит: вечером будет кофе, мы приглашаем тебя на кофе. Этот стук был своеобразным символом приглашения. Люди приходят, и происходит настоящая церемония приготовления этого кофе. А что сегодня сделала цивилизация? Не хочется даже кофе в джезве заваривать, нажимаешь кнопку — и кофейный аппарат сам делает кофе. А то есть ещё растворимый кофе — разорвал пакетик 3в1, напился и — «О-о, я кофе напился!» Вот вам цивилизация! Вся процедура, весь тот кайф, весь тот процесс просто нивелировался, сошел на нет.

Можно еще привести в качестве яркой иллюстрации женщин: возьмем для примера тех же женщин из Ветхого Завета, или вот арабок. Когда эти люди строили какое-то жилье, обязательным элементом всегда была ванна или бассейники — для чего? Они наливали туда молóка, кисли в тех молóках, или же наливали туда маслá, кисли в тех маслах, тело просто пропитывалось этим. Когда Эсфирь попала в гарем, она полгода откисала в ваннах, чтобы выветрить «село». Простите меня, я не обижаю людей из села, я это образно сказал: чтобы выветрить этот кислый запах от скота, от гноя, от жома. В некоторых церквях просто невмоготу сидеть на служении, потому что чувствуешь — там гной воняет, а там жом воняет. Люди даже не переодеваются — в чем обошел утром скотину, в том и в церковь пошел. Простите меня, есть такое. В те времена было не так. А что мы имеем сегодня с приходом цивилизации? Ну, ванну негде поставить, делаем душевую кабину! Воду открыл, облился с головы до ног — и я помылся! Какое там откисание? Вода дорогая, чтобы ее нагреть; да и некогда — под дверью ещё двое стоят, стучат: «Уже? Уже?» — «Да нет, я только начал!» — «Уже выходи!» Раньше люди умели следить за собой, делали маникюр, ухаживали за своими ногтями, и это же были натуральные ногти! А что сегодня сделала цивилизация? Пошли в косметический салон, налепили ногти, сверху полакировали, игрушек нацепляли — для кого-то красиво, а ты загляни туда изнутри! Я, конечно, прошу прощения, это касается не всех женщин, но попадаются такие — сверху маникюр, а внизу — болото. А естественных ногтей уже практически нет! Для кого этот маникюр? Смотришь — ресницы вот такие! В три раза длиннее. Фигура такая… красивая…. Знаете, как в той истории: женился парень на такой девушке! Что за ресницы, а маникюр, а фигура какая! Когда уже наступила их брачная ночь, она так — ресницы — хоп! — положила на полочку, вынула протез, положила в стаканчик, а, как сняла корсет, которым поджало всю ее фигуру, — парень уже не выдержал: «Боже мой! На ком я женился! Мне Лию подложили, а не Рахиль!» Вся мотивация тут же пропала! Знаете, а вот в арабском мире всё наоборот. Женщина-арабка, идя на люди, накрывается паранджой — и её не видно. А у нас всё хочется для людей сделать — прическу для людей, маникюр для людей, костюм для людей — всё для людей! А в арабском мире всё наоборот — женщина всё делает для себя и для своего мужа, потому что, кроме них, никто этого не видит. А для себя и мужа не нужно вот таких ресниц, вот такого маникюра со всем тем, что там есть под ним, и всё такое.

В нашей жизни должна быть движущая сила, мотиватор — почему мы это делаем? Даже, если мы делаем маникюр, зачем мы его делаем? Что является нашим мотивом? «Она доброе дело сделала для Меня», — сказал Иисус. Знаете, когда я думал именно об этом высказывании, то написал себе такое объяснение: МОЖНО БЫТЬ ПРАВИЛЬНЫМ, НО НЕПРАВЕДНЫМ, МОЖНО ДЕЛАТЬ ДОБРЫЕ ДЕЛА, НО В БОЖЬЕ ЦАРСТВО НЕ ВОЙТИ. Грешники тоже могут делать много добра, и больным помогать, и людей посещать, но это им не будет зачтено, в отличие от праведника. Но даже и далеко не все праведники, которые будут делать добро, будут почтены Богом. Определяющим здесь является мотив — почему я это делаю? Депутаты, идущие на выборы, делают людям много добра, но мотив всего этого — купить людей, купить их голос, а не потому, что они двигаются внутренней мотивацией и им нравится делать людям добро. Нет! Много чего на этой земле люди делают, двигаясь только внешней мотивацией: я делаю это, чтобы засветиться, чтобы меня почтили, чтобы пропиариться, чтобы обо мне говорили и прочее. Внутренняя мотивация — это стремление заниматься определенной деятельностью ради того, чтобы почувствовать внутреннее удовольствие.

А еще людей может мотивировать страх, который вынуждает очень многих на этой земле делать определенные дела. И они не могут этого не делать, потому что боятся, что иначе случится что-то плохое. Вообще, большинство людей в мире мотивировано больше негативной частью, чем позитивной. Руководствуясь страхом, люди идут в церковь, жертвуют деньги, чтобы не обеднеть, молятся, чтобы не заболеть, молятся, чтобы не попасть в ловушку… Давайте, пусть каждый проанализирует свои мотивы! Зачем мы молимся, какая вообще мотивация наших молитв, как христиан? Мы молимся потому, что получаем удовольствие в молитве, или мы молимся, чтобы в наш дом не пришла проблема? Чтобы мы не заболели, чтобы дети не попали в аварию, когда идут из дома в школу, чтобы еще какой-то там беды не случилось?.. Какой мотив наших молитв? Большинство молитв людей, называющих себя христианами, направляются внешней мотивацией: я делаю это, потому что боюсь, чтобы чего-то не случилось, или потому, что пастор сказал так делать, или же Писание говорит так делать, или же так написано в церковном уставе, или потому, что я подписывал церковное членство, и там указан порядок ответственности — чтό я должен делать. И десятину я отдаю, потому что все отдают. К сожалению, многие даже в супружескую жизнь вступают, потому что все так делают. А если посмотреть глубже? Вот Иисус сказал о той женщине: «Она сделала все, что она могла сделать от себя — отдала самое дорогое». А если я спрошу вас: а что вообще является мотивом нашей веры в Бога? Ведь это также своего рода определенные действия, которые мы совершаем! Или еще лучше спросить так: а что мы делаем для Бога такого, чтобы Он посмотрел на нас и сказал: «Этот человек доброе дело сделал»? И вообще, оценивает ли Бог то, что мы делаем, как доброе дело? А то бывает так, что мы выкладываемся, а Бог этого не оценивает, потому что у нас неправильные мотивы! Мои проповеди, проповеди любого пастора, любого проповедника — они не могут вас мотивировать. Они могут вас просветить в чем-то, они могут вам дать какое-то понимание, открыть вам какую-то истину, но мотиватором ваших действий должна быть ваша внутренняя мотивация.

Если говорить о нашем служении Богу, то мотивация должна идти из глубин, из самого корня наших взаимоотношений с Богом. Это должно выглядеть так: я молюсь, потому что в молитве я переживаю наслаждение, спокойствие, уют, получаю радость от этого. Когда я делаю для кого-то доброе дело, я не думаю о его стоимости, я делаю это, отдавая наилучшее. Вот, когда мы делаем то, что должны делать, — навещаем больных, служим другим людям, жертвуем, и все такое — что мотивирует нашу веру, наши поступки, эти наши добрые дела? А мотиватором должны быть наши глубокие-глубокие-глубокие взаимоотношения с Богом. Наше сердце должно двигаться — я это делаю не потому, что мне нужны деньги; и я не буду обижаться, если даже пастор или кто-нибудь в церкви, зачитывая имена людей, помогавших провести определенное мероприятие, забудет мое имя. Мне это абсолютно безразлично, потому что я это делал, как для Иисуса. Я руководствовался мотивом, что это для Него, главное, что Он это увидел! Вот сегодня, к сожалению, мы имеем сухое и черствое христианство. Пасторы, проповедники всегда людей подталкивают: «Давайте, ну, проявляйте какую-то инициативу, давайте, мы будем свидетельствовать, молиться, что-то делать!» И, выходит так, что убьешь — то въедешь. В церковь люди ходят, руководствуясь мыслями, что, если, не дай боже, умру, то будет, кому похоронить, а если задумаю замуж выйти, то будет, где венчаться (хотя сейчас и это все можно купить). Так мало есть людей, которые мотивированы любовью Божьей. Вот проанализируйте сегодня каждый всю свою жизнь, а, в первую очередь, всю свою христианскую веру и все свои добрые поступки с точки зрения своих мотивов. Делал ли я то доброе дело, исходя из глубины своего сердца? Вот именно это и является определяющим. Допустим, вам позвонили и сказали: «Будет общее детское служение. Вы можете что-то пожертвовать, как отец для своих детей, на это мероприятие?» И вы себе думаете: «А-а, ну-у, эту сумму можно пожертвовать!» И вы взяли и пожертвовали. А кто-то другой из родителей, кто двигается другой мотивацией, подумает: «Я могу и это, и это, и это предложить. Может, я еще какое-то угощение приготовлю вдобавок?..» У меня другая мотивация, потому что у меня есть любовь к детям. Я не просто подачку даю, потому что мне позвонили и неловко было отказать: «Нужно же что-то сделать…»

Иисус Христос сказал: «Она сделала все, что могла!» Делаем ли мы все, что мы можем, когда что-то делаем? Если мы вообще что-то делаем. Чтобы не пришло такое время, когда Христос скажет: «Отойдите от Меня, Я вас никогда не знал!» Некоторые люди начнут: «Как же, Господи, я и то, я и то делал!..» А Христос скажет: «Я вас никогда не знал!» И причина всему — У ВАС ВСЕГДА БЫЛИ НЕПРАВИЛЬНЫЕ МОТИВЫ В ТОМ, ЧТО ВЫ ДЕЛАЛИ. А кто-то сделал, возможно, намного меньше, в сравнении с нами, но у них были правильные мотивы — они это делали из любви. Никто их не толкал, никто им не звонил, никто их не подбадривал, никто их не тянул за руку: «Идите помогите! Идите свидетельствуйте! Идите еще что-то сделайте!» Нет, они это делали сами. Они всегда исходили из внутреннего желания, двигались внутренней мотивацией, потому что они в том находили жизнь. Если я не делаю этого — я умираю, я сохну, я черствею без этого. Я должен, я хочу это делать, потому что я в том нахожу удовольствие. Вот в этом и вся суть глубокой веры в Бога, которая мотивирована вашими взаимоотношениями с Ним.

Автор проповеди: Владимир Андрощук

Редактор: Наталия Титко